Привет! Перед тобой сайт проекта Мир Весь.
Здесь ты узнаешь всё о волонтерской работе
за границей, бесплатных образовательных
(и не только!) программах и многих других
способах путешествовать бюджетно.
Привет! Перед тобой сайт проекта Мир Весь. Здесь ты узнаешь всё о волонтерской работе за границей, бесплатных образовательных (и не только!) программах и многих других способах путешествовать бюджетно.
Криминальное чтиво
5 Марта 2015
Начать обсуждение

Так уж повелось, что в чужой стране больше доверия вызывают такие же чужаки, как и ты. Поэтому мы и подумать не могли, что голландцы (владельцы хостела), порядочно пожившие на Фукуоке и во все горло советовавшие нам держаться от вьетнамцев подальше, окажутся не лучше любого хитрожопого азиата. Кратко: за несколько дней до конца сентября Андрэй поставил нас перед фактом, что цена, которую он назвал нам вначале ‐ "специальная", и действует только при том условии, что мы живем в его хостеле не только до конца сентября, но и весь октябрь, а «если вы хотите съехать сейчас, то будьте добры заплатить двойную цену». Напомню, что ситуация усложнялась тем, что наши паспорта были у него, и, конечно, отдавать нам их никто не собирался до тех пор, пока мы не заплатим еще 75 $. Сложно описать чувства, которые мы испытали, выслушав его слова, сказанные самым непринужденным тоном: мол, ребята, все круто, вы мне очень нравитесь, но платите бабки, потому что деваться вам некуда. Странно, что он не попросил 150, а то и 300$ сверх. Сначала мы просто растерялись, потом попробовали поругаться — больше эффекта это произвело бы на пальму, чем на овьетнамившегося европейца.

Почти смирившись со своей судьбой белых лохов, доверяющих «рок-н-ролльщикам с татухами», за день до планируемого отъезда мы рассказали все Туи. Что тут началось! Надо сказать, что они были знакомы — Туи и голландцы — и испытывали друг к другу если не ненависть, то как минимум отвращение (почему — не знаем). Так вот, за каких-то несколько секунд из маленькой милой вьетнамки наша Туи превратилась в яростного адвоката, борца за справедливость и курицу, защищающую своих цыплят.

Из ее пылкого монолога мы поняли немного, но суть уловили: ни в коем случае не платить этим мерзавцам, потому что теперь у нас есть вьетнамские друзья и если паспорта нам не отдадут, мы сможем обратиться в полицию. Клятвенно пообещав помочь в завтрашнем нелегком разговоре с голландцами, Туи вселила в нас боевой дух и надежду на лучший исход.

очень занятая Туи

.Утром, собрав свои вещи и подбадривая друг друга, мы пошли в бой. Получив вполне ожидаемый ответ «ноу мани — ноу паспортс», мы предложили заплатить пол-суммы (потому что ругаться мы тоже не очень любим), но нас даже не потрудились выслушать: Анрэй, смотря куда-то поверх наших голов, орал в пустоту только одну фразу, которую я уже написала выше. Конечно, от такого отношения желание сотрудничать пропало очень быстро; пришло время использовать наш главный козырь — вьетнамских друзей и полицию (и то и другое в плане оружия больше напоминало ложку и игрушечный меч, но в тот момент мы еще на что-то надеялись). Не удивительно, что наша угроза не произвела на Анрэя никакого впечатления.

Первое, что нас немного напрягло — отказ Туи прийти непосредственно в хостел; мы встретились с ней в доме ее брата и подождав, пока она доест фрукты, поехали в полицию. Времени было 11 утра, но — да здравствует беспечность островитян! — полицейские, в лице трех вьетнамских мужиков в шлепках, заявили нам, что у них перерыв, и что наше убийство, ограбление или любое другое злодеяние будет рассматриваться только через два часа. Извините, мол, положено так. Деваться было некуда, и мы решили подождать. Туи сразу сказала, что у нее куча дел в ресторане, откланялась и уехала, пообещав вернуться к часу дня. Сами мы отправились обратно, в дом ее брата. Дабы не расписывать наши дальнейшие действия, скажу одно: в этот день мы так и не попали в полицию, зато ночевать поехали в ресторан Туи, тот самый, в котором так хотели оказаться. Сама же Туи строго наказала нам проснуться в девять утра, чтобы, не теряя времени, поехать вместе с ней в полицию. Вечер прошел спокойно, в разговорах с замечательным английским дедушкой, которого мы по ошибке принимали за помощника Туи. На деле он оказался ее мужем (гражданским) и крутейшим дядькой, побывавшим на огромном количестве концертов самых легендарных рок-музыкантов. Нам он понравился, а вот ночь, которую мы провели в палатке в 10-ти метрах от моря — нет. Романтики было чуть, а неудобств — хоть отбавляй. Спасала мысль, что следующий день принесет нам победу в виде возвращенных паспортов и нового жилища.

Прекрасный пляж, на котором мы провели ужасную ночь.

Утром проснулись по будильнику: невыспавшиеся, с затекшими конечностями, по уши в песке, но полные решимости и надежд. Первым делом бросились в море, которое смыло с нас остатки сонливости, и стали ждать Туи. Ждали полчаса, час. Не выдержав, пошли завтракать в соседнюю кафешку, надеясь, что Туи скоро проснется. Но это произошло не скоро: в половине двенадцатого мы увидели ее, сонную и неторопливую, похоже, совсем забывшую о наших совместных планах. Так и оказалось: я не выспалась, плохо себя чувствую, много дел — езжайте в полицию сами. На этом мы окончательно поняли, что от этой женщины помощи мы не получим и всю кашу придется разгребать самим. Было принято соломоново решение: ехать к ее брату, семья которого успела стать нашим оплотом. Снова нервные часы ожидания и неведения; в конце концов в полицию с нами поехала та самая девочка Хам, которую мы учили английскому. Нас не очень устраивал такой вариант, но выбора в очередной раз просто не было. В полиции наша переводчица была выслушана, и к голландцам с нами последовали целых два мотобайка — конечно, без сирен, но с людьми в форме. Во вражеской обители был только Райнэй, друг Андрэя, который споро стал рассказывать блюстителям закона о том, какие они хорошие и добрые люди, и что они не хотят нас обмануть, а всего лишь пытаются получить свои деньги. И паспорта они не отдадут. Вот.

Как вы можете понимать, без Туи, знавшей и английский, и вьетнамский, вся наша затея потеряла смысл: полицейские ничем не могли нам помочь. А уж когда приехал Андрэй, оказавшийся их приятелем, то и вовсе стало всё понятно. Связи, деньги, жена-вьетнамка — логично, что удача была не на нашей стороне. Кричать, доказывая свою правоту, смысла не было, поэтому мы, покидая поле битвы, напоследок совершенно спокойно сообщили о своем намерении звонить в российское посольство. Ситуация резко изменилась: демонстративно не обращавший на нас внимание Андрэй сразу объявил желание вести переговоры. Спустя 10 минут криков и споров, мы наконец-то пришли к тому самому компромиссу, который предлагали с самого начала: просто заплатили полсуммы, выслушав пламенную речь о том, как мы на самом деле ему нравимся и как он рад нашему знакомству. Всё-таки это была маленькая, но победа. Паспорта при нас, деньги тоже (наполовину).

Все эти события стали для нас одним большим уроком жизни в Азии. Не доверяй никому. Никогда.