Привет! Перед тобой сайт проекта Мир Весь.
Здесь ты узнаешь всё о волонтерской работе
за границей, бесплатных образовательных
(и не только!) программах и многих других
способах путешествовать бюджетно.
Привет! Перед тобой сайт проекта Мир Весь. Здесь ты узнаешь всё о волонтерской работе за границей, бесплатных образовательных (и не только!) программах и многих других способах путешествовать бюджетно.
О свиньях, бисере и прощании с Вьетнамом
5 Марта 2015
Начать обсуждение

наша счастливая барвумен с несчастной рыбкой

Заключительная глава о наших вьетнамских путешествиях,в которой я постараюсь максимально кратко рассказать о двух месяцах нашей жизни на острове, и о том, почему эти два месяца были последними. Первоначальный вариант этой статьи получился слишком длинным и грубым, и чтобы никого не шокировать, я сильно его сократила, оставив только самое важное и интересное.

редкие минуты блаженства

Итак, мы оказались на севере Фукуока, в Vung Bau Resort ‐ ресторан и 17 бунгало на берегу моря. "Босс" — 29-тилетний вьетнамец, на удивление воспитанный и образованный — назначил нас менеджерами, изъявив желание изменить это место к лучшему. По его словам, мы должны были общаться с гостями, выявлять и удовлетворять их потребности, учить персонал английскому языку и азам ресторанного сервиса, а так же фонтанировать идеями по развитию его ресорта; взамен он предоставил нам отдельное бунгало, пообещал бесплатную еду, и плюс ко всему этому — зарплату, от которой мы честно попытались отказаться, но не смогли. Не удивительно, что нам, измученным бездомностью, неизвестностью и вьетнамской необязательностью, это предложение показалось просто сказочным, поэтому первое время мы долго искали подвох. И спустя две недели мы его обнаружили.

Во-первых, наши нежные, избалованные кашками и супами желудки были явно не приспособлены к суровому бесплатному питанию по-вьетнамски. Для примера: в огромной кастрюле варили мелкую рыбешку, добавляя туда же обрезки свиной шкуры вместе с волосами, а иногда кидая вареные яйца — для сытности, наверное. Честно говоря, ни разу не пробовала эту дрянь, но, думаю, ничего не потеряла. Тем не менее, за два месяца мы лечили друг другу животы по три раза каждый, потратив на лекарства сумму, явно превышающую себестоимость этой «еды».

день рождения девочки посередине. обратите внимание на разнообразие блюд! (желтое — это чипсы)

Во-вторых, персонал, с которым нам предстояло работать, состоял из вьетнамских ребят 15-18 лет и работников кухни, больше напоминавших племенных людей. Из 10 человек персонала по-английски говорили трое, и те с натяжкой; то, что десерт подается после горячего, стало для них большим открытием, как и то, что работа — это не только стирка или приготовление пищи. Вскоре после нашего приезда, «босс» завалил нас кучей интернетно-компьютерной работы (реклама, создание публичный страниц, рисование печатной продукции и тд), но с точки зрения наших «коллег», мы были обычными белыми лодырями, целыми днями развлекающимися за этой непонятной штукой с кнопочками. Ни один человек не понимал, что мы вообще делаем в их ресорте, а объяснить им что-либо не представлялось возможным, да и не очень-то хотелось. Все наши попытки изменить сервис приводили к еще большим конфликтам: ну как можно объяснить человеку, никогда в жизни не выходившему за пределы кухни, что белое вино должно быть охлажденным, а стричь ногти на ногах, находясь в ресторане и выставив на всеобщее обозрение черные пятки — как минимум, не этично.

еще не испорченный праздник

В-третьих, и в самых странных — абсолютно все в нашем коллективе, включая начальство, весь этот хаос гордо называли «семейным бизнесом»; на деле же, его «семейность» заключалась в том, что все официанты, повара и простые рабочие были чьими-то сынами, племянниками и бабушками — не нужно объяснять, что профессионализма в этих людях не было совершенно, а вот ощущения собственной важности и значимости — хоть отбавляй. И без того обреченное дело осложнялось тем, что три руководителя — мать, сын и дочь — не согласовывая друг с другом никаких решений, тянули воз, как рак, щука и лебедь, а в это время рестораном заправляла суровая вьетнамская мадам — руководитель кухни, умеющая только очень громко кричать и чистить креветки. Что, спрашивается, мы могли изменить? За две недели до нашего отъезда, у нас произошел неприятнейший разговор с «боссом», в котором он заявил, что на самом-то деле менять он ничего не хочет, а мы с Владом здесь за тем, чтобы внушать гостям прелесть отдыха в сильно удаленном от города ресорте, где электричество работает только после шести вечера, обещанного на Букинге интернета нет, а до бунгало по вечерам надо добираться на ощупь, потому что фонари не работают. Больше о работе мы не говорили.

Гуливер и Лилипуты

В-четвертых, и самых обидных — из нашей и без того небольшой зарплаты вычли 100 долларов. Просто так. За еду, которая должна была быть бесплатной и за мотобайк, который сломался под нам от старости, и на чей ремонт мы потратили весь свой выходной. Еще хотели вычесть деньги за сервис (мы так и не поняли, что сие значило) в день рождения Влада, несмотря на то, что праздник мы устраивали для всех, в надежде остаться в хороших отношениях с этой семьей. Не вышло. Мы уехали в спешке и на неделю раньше запланированного, боясь, что с нас возьмут деньги еще и за жилье, и мечтая поскорее стереть из памяти вьетнамскую дружелюбность.

С Фукуока на материк мы попали так же, как и в прошлый раз — на лодке. Быстро добравшись до границы с Камбоджей, мы оказались в Королевстве Бедности и Счастья, о чем и напишем дальше.

P.S. Полную и правдивую версию этой статьи я могу прислать лично всем желающим.